Потерянный рай

Оценка порно рассказа: 9.05

Я закончил восьмой класс с очень хорошими оценками. Маме дали путевку в детский санаторий и в середине июля меня привезли туда на машине. Дорога в санаторий оказалась тяжелой и изнурительной: во-первых, на улице было около тридцати градусов, во-вторых, мы долго не могли найти этот чертов санаторий, потому что не было никаких указателей на дороге, и чертыхались про себя каждую минуту. Наконец мы нашли этот санаторий. Впечатления он производил самые дурные: палаты, процедурные кабинеты, столовая и другие помещения – все находилось внутри одного здания. Меня привели в актовый зал, чтобы зарегистрироваться. В актовом зале сидело человек десять приехавших детей и их родителей. Детям было лет по десять.

— Смотри, вон невеста, — сказала мне мама, указав рукой на стол, за которым сидела важная тетя и записывала что-то в свои не менее важные бумажки.

Рядом с этой тетей стояла очень симпатичная девочка лет четырнадцати, сведения о которой, по-видимому, и записывала важная тетя. У девочки были светлые вьющиеся волосы и стройные, немного загорелые ножки. Она посмотрела на меня, и наши глаза встретились. У нее был необыкновенный взгляд, в нем было одновременно что-то легкое, страстное и нежное. Я отвел глаза, и она тоже. Но, пока длилась регистрация, я украдкой поглядывал на нее, а она на меня. Регистрация закончилась, я попрощался с родителями и стал знакомиться с ребятами… Прошло около полутора недель. Наша палата помирала от скуки. Все наши развлечения заключались в купании в каком-то отстойнике, орании песен русского рока под гитару и распитии самогона, производящегося жителями соседних домов в огромных количествах. Как-то раз я немного проспал. Наш пост, по-видимому, ушел купаться. Я решил догнать наших. Выскочив на улицу, я увидел ту самую девочку, сидящую на скамейке.

— А где все наши? — спросил я у нее.

— Купаться ушли, — ответила она, улыбнувшись своей удивительной милой улыбкой.

— А ты, почему не пошла?

— Да что-то не хочется, — снова улыбнулась она и сказала: Посиди со мной, поболтаем.

Я присел, и мы болтали о том, о сём. Оказалось, ее звали Ира. Теперь я разглядел ее поближе. У нее была бархатная, немного смуглая кожа. Я обратил внимание на ее грудь среднего размера, но очень привлекательную. Я очень хотел увидеть ее соски, но Ира была в лифчике, который не давал проявляться идеальным контурам ее сосков. Мы явно понравились друг другу, так как Ира постоянно улыбалась, смеялась и бросала время от времени на меня свой нежный взгляд. На следующий день Ира появилась в коротенькой клетчатой юбке. Я обратил внимание на то, что она была без лифчика. Через топик проявлялись ее соски. Они были довольно большие. Я заметил, что как только мы приближались друг к другу, Ирины соски становились более заметными, и, как только я смотрел на ее стройные ноги, она краснела. На следующий день мы сидели с Ирой в беседке. Наш пост опять ушел купаться на эту парашу, поэтому мы с Ирой были совершенно одни. С каждым днем меня все больше притягивало к этой неземной девушке. Как только она оказывалась рядом со мной, я словно пьянел: становился веселым, разговорчивым, в то время как в обычной жизни я был мрачен и молчалив. Мы сидели с Ирой близко-близко друг к другу. Я чувствовал сказочный запах ее волос и страсть, исходящую от ее прекрасного тела.

— Ир, как ты относишься ко мне? – спросил я ее.

— Что ты имеешь в виду? – Ира смущенно опустила глаза.

— Ну, какие чувства ты испытываешь, находясь сейчас рядом со мной?

Ира не ответила. Тогда я обнял ее за плечи и прошептал ей на ушко:

— Милая, я люблю тебя. Понимаешь? Ты теперь для меня все.

Вдруг мои губы обжег горячий, страстный шепот Иры:

— Дорогой мой, я тоже влюбилась в тебя. Я полюбила тебя с первого взгляда.

Она не договорила, потому что мы слились в упоительном, жарком поцелуе. Я гладил ее изумительные ножки, прикасался к ее плоскому животику, наслаждался запахом ее волос, который сводил меня с ума. Моя рука залезла к Ире под юбку, и она лезла уже в ее трусики, горячие и насквозь мокрые от возбуждения.

— Не надо, милый, не надо, я не смогу устоять, — шептала она все более страстно.

Я